Навигация по сайту
Случайная игра

Вступай!!!
Облако тегов
Принцесса Мононоке

Режиссер: Хаяо Миядзаки
Студия-производитель/издатель: Studio Ghibli, 1997

Принцесса Мононоке

Он создавал сериалы и фильмы, изменившие лицо японской анимации: от «Хейди» до «Тоторо». Он написал одно из самых глубоких эпических произведений современности — мангу «Навсикая из Долины ветров». И он, Хаяо Миядэаки, должен был уйти на покой, всецело посвятив себя созданию «Музея студии Гибли», — но только после того, как закончит последний, самый важный фильм своей жизни.

«Сюжет будет развиваться в сложное время, когда структуры средневекового периода пали и общество начало свое движение к современным временам. Тогда, несмотря на увеличение населения и вырубку девственных лесов, все еще оставались древние леса, не допускавшие к себе людей».

Странное дело, все «главные» произведения Миядзаки основаны на одной и той же теме: взаимоотношениях вечной природы и человека, развитого цивилизацией и наделенного технологией. Но в случае с этим фильмом, аналогии были слишком очевидны. Если не манга, то, по крайней мере, экранизация начальной сюжетной линии «Навсикаи» (1984 г.) известна, без преувеличения, каждому японцу.
Нет, Миядзаки задумал не сиквел. В 1982 году он начал писать и рисовать эпопею пост-апокалиптического мира, «Навси-каю из Долины ветров», не имея четких перспектив в жизни; в меру успешная, но «подчиненная» карьера аниматора и режиссера начала тяготить художника. Он переломил ее: манга, затем фильм, потом — продолжение манги сделали его ведущим мастером Японии, а искусство графического повествования подняли на недосягаемую до тех пор высоту общественного признания. И в 1994 году, после окончания работы — почти в полтора десятка лет — над «Навсикаей», он решил еще раз вернуться к этой теме, расставить все четкие точки над «i», но на этот раз обратившись к японской исторической мифологии. Сделать невозможное: создать фильм, соответствующий размаху и духу манга-истории принцессы Долины Ветров; фильм о Принцессе Чудищ, вскормленной волкам и. Студи йный промоушн вращался вокруг странного для кинорекламы слогана: «13 лет после Навсикаи». Эта жутковатая фраза, похожая на приговор, балансировалась единственным словом: «икиро» — «жить». Словом, навсегда врезавшимся в память каждому, кто читал финал «Навсикаи».

«Мы показываем ненависть, но для того, чтобы показать, что есть более важные вещи. Мы показываем проклятье, чтобы показать счастье освобождения».

Зрительский успех фильма был феноменальным. История Аситаки, принца угнетаемого клана Эмиси, получившего фатальное проклятье при защите своей деревни от смертельно раненого, обезумевшего бога-вепря, и Сан, девочки, когда-то брошенной людьми и теперь сражающейся с ними на стороне вечного леса, завоевала сердца всей Японии, людей самых разных возрастов... Мировая судьба ленты сложилась куда менее удачно. Приобретенная компанией Buena Vista для мирового кинопоказа и превознесенная ведущими мировыми критиками картина, однако, имела более чем скромный прокат и сборы. Ходили многочисленные слухи о кинопрокате в России, но, увы, слухами они и остались. В видеорелиз фильма, выпущенный этой осенью, было вложено куда меньше старания, чем заслуживает это, без всяких сомнений, уникальное произведение. С другой стороны, не так просто найти выход из круга давно известных закономерностей. Где, кроме как в Японии, смогла бы завоевать такой безоговорочный кассовый успех непростая по сюжету драма с множеством противостоящих друг другу действующих лиц, каждое из которых связано собственными представлениями о долге и чести, о справедливости и счастье?

«Мы не пытаемся решать глобальные проблемы. Не может быть счастливого разрешения битвы между разъяренными Богами и людьми. Однако, даже среди ненависти и в гуще убийств есть вещи, ради которых стоит жить».

Журнал: Великий Дракон №58



Вернуться
  • Комментарий: 0
  • Просмотров: 958

Комментарии:

Оставить комментарий