Навигация по сайту
Случайная игра

Вступай!!!
Облако тегов
Депрессия и квесты

Итак, вы хотите быть героем? Примерно так переводится на русский язык лозунг популярного в прошлом адвенчурного сериала Quest for Glory от фирмы Sierra. В The Longest Journey спросят, не хотите ли вы, случайно, сделать “первый шаг в самом долгом приключении в вашей жизни”, а в Syberia от Бенуа Сокаля – любите ли вы приключения вообще.

Эти вопросы могли бы послужить ответом на мой вопрос: почему мы любим квесты? Но мне хотелось бы взглянуть на проблему чуть глубже. Несмотря на существующую точку зрения, что этот жанр “скорее мёртв, чем жив”, куча народу на всей планете с нетерпением ждёт новых адвенчур и продолжения старых, спорит, отстаивая положительные качества своих любимых квестов, бранится, если разработчики не оправдали их ожиданий (Сесил – отстой!) – хотя, конечно, тут мы поспокойнее футбольных фанатов – и самое главное: играет, играет и играет…

Квесты, ориентированные на решение головоломок, отбрасываем сразу по причине того, что обычные головоломки существовали задолго до первых компьютерных игр. Общий вопрос, почему человек играет в компьютерные игры вообще, затрагивать тоже не будем, хотя признаемся, что тема довольно интересная. Меня она заинтересовала после рассказа одной девушки о том, как её молодой человек как-то незаметно бросил своё весьма нездоровое увлечение алкоголем в пользу… компьютерных игр. Забавно, правда?
Значит, логичен вывод о том, что компьютерные игры дают нам возможность испытать переживания, которых нам не хватает в реальной жизни. Что же, спрошу я вас, дают нам квесты?

Возникает соблазн решить поставленный вопрос просто. Для этого достаточно приравнять адвенчуры к приключенческим книгам, поклонников квестов объявить современной версией книжных мальчиков и после этого гневно заклеймить позором. Просто, но неверно. Конечно, есть “отроки юные с взглядом горящим”, влюблённые кто в Эйприл (‘TLJ’), кто в Кейт (‘Syberia’), но считать, что подобные редкие случаи – повальная тенденция, глупо. К тому же, я сам наблюдал совсем другие примеры, когда в адвенчуры играли серьезные, взрослые мужики, часто забывавшие скрывать свой неподдельный интерес. Постараюсь ответить на этот вопрос иначе. Прежде всего, игры – это развлечение, и думаю, не скажу нового, если замечу, что лучше каждый день запускать на сон грядущий любимую игрушку, чем выпивать пару банок пива. А так, любим мы играть потому, что помимо “просто хочется”, нам не хватает в этой жизни… жизни. То есть, быть нужным, приключений, цели, чуточку азарта. Разве новое я говорю?
Молодые военные жалуются на то, что армия разваливается. Гражданская молодёжь – на то, что они не нужны, не ценятся. Как можно сделать работу смыслом жизни, если знаешь, что твоё придурковатое начальство может тебя запросто вышвырнуть послезавтра на улицу? У нас ведь, как у поколения, нет цели: мы не строим государство, не возрождаем его, а, работая, зачастую помогаем либо разворовывать его, либо обогащаться неведомо кому.

Прогуляйтесь по улицам вашего города. Обратите внимание на то, как мало, по-настоящему весёлых людей. Депрессия, которую мы глушим кто пивом у ларька, кто лажей по телеку, кто фильмами, кто играми. Отсутствие справедливости в окружающем мире хочется компенсировать квестами, где, в конце концов, добро побеждает зло.

Из этого не следует, что если бы был “мир во всём мире”, адвенчуры стали бы не нужны, совсем нет, и если у вас сложилось такое впечатление, то я понят неверно.

Журнал: The Inventory



Вернуться
  • Комментарий: 0
  • Просмотров: 1497

Комментарии:

Оставить комментарий