Навигация по сайту
Follow Us
Funding Request

If you like what we are doing, please consider supporting us.

Support Via Patreon

Visit Our Patreon Profile

Visit our Patreon profile and become a patron.

Any amounts raised will directly support the development of our current and upcoming projects.

Thank you very much!

Принимаем пожертвования

Яндекс: 410012588249319
WMR: R371578751646 (рублики)
WMZ: Z803750001922 (доллары)

Случайная игра

Вступай!!!
Облако тегов
Как продавали Слона

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО КОНСОЛЬНОГО РЫНКА

Сейчас в это сложно поверить, но еще пятнадцать лет назад в России консоли представляли едва ли не самую заметную часть потребительского рынка IT. Прежде чем в каждый второй дом пришел компьютер, там побывала приставка.

Индустрия производства, перевода и озвучки видеоигр присутствует на нашем рынке в полном объеме, но двадцать лет назад про игровые консоли в России вообще никто не слышал.
В то время как на Западе счастливые подростки и взрослые запоем играли в приставки от Atari и ColecoVision, фанатели от игровых автоматов, западная игровая индустрия переживала кризисы, взлеты и падения, в нашей стране была полнейшая тишина.

1992.
Прыгающий слон

Как обстояли дела на нашем консольном рынке тогда? Довольно скудно. Конечно, были компьютеры и завезенный контрабандой Commodore и даже иногда Amiga с Atari. Были отечественные попытки склонировать железо под наши реалии («Дубна», «Электроника»). Молодежь тусовалась по компьютерным клубам и училась запускать кассеты для ZX Spectrum. О том, что есть специализированные компьютеры, подключаемые к телевизору, а не монитору, и что они предназначены только для игр, страна узнала лишь в 1992 году.
Тогда по ТВ стали крутить странную рекламу — слоненок прыгал на фоне кирпичной стены, а затем звучала песня «Денди-денди, мы все любим денди! Денди! Играют все!». Никаких телефонов, никаких адресов магазинов и пояснения того, что это вообще такое, не было. Целый месяц показа этой рекламы по телевидению разогрел публику основательно, и, когда в этой же рекламе появился телефон, на него обрушился шквал звонков.
Выяснилось, что речь шла о новой электронной игрушке для детей и что совсем скоро ее будут продавать в фирменном магазине, в Москве на Красной Пресне. Народ терпеливо ждал открытия и не понимал, с чего вдруг такой ажиотаж вокруг детской игрушки.
Всю эту музыку с рекламой и магазином заказывала московская фирма «Стиплер». Им удалось договориться с тайваньскими поставщиками пиратских реплик Famicom и успешно продавать их на постсоветском пространстве под маркой Dendy.

Как продавали Слона
Фото мотоцикла сделанное журналистом, пошло на коробку с Денди


1992
Скачки с препятствиями

Компания «Стиплер» (от англ. sleepier — лошадь, специально подготовленная к скачкам с препятствиями, то есть приученная к трудностям) была создана в 1991 году выходцами из мехмата МГУ Андреем Чеглзковым, Максимом Селивановым, Владиславом Улендеевым, выпускником МИФИ Андреем Андреевым, а также гражданином Германии Райнером Михлом (вложившим в бизнес более двух миллионов долларов). Компания занималась поставками на российские рынки компьютерного оборудования и техники.
Фактически Steepler можно назвать первым российским IТ-интегратором. Они разрабатывали схемы, закупали оборудование и реализовывали IT-проекты. Созданная ими структура в Сбербанке РФ на базе компьютеров от HP работает до сих пор — если вы когда-нибудь смотрели на компьютер кассира, то могли увидеть там чистый DOS (точнее, внешне похожую на DOS операционную систему SCO на основе UNIX) — это устаревшая техника, но в 1992 году она была сверхсовременной. «Стиплер» поставлял ПО в банк «Менатеп», сотрудничал с Инкомбанком, даже для администрации президента они осуществляли проект автоматизации.

Как продавали Слона
Одна из самых популярных редакций консолей - Dendy Junior


Многоликий NES

18 октября 1985 года японская компания Nintendo выпустила на американский рынок свою консоль Nintendo Entertainment System (на родине, в Японии, она начала продаваться на два года раньше — в 1983-м, но дата начала продаж в США традиционно считается «настоящим» днем рождения). В Японии, Сингапуре, Вьетнаме, Гонконге и на Ближнем востоке ее знают под именем Family Computer (сокращенно Famicom), в Южной Корее — Comboy, в Индии — Wiz Kid, в Польше — Pegasus.


Steepler рос и развивался бешеными темпами, и вскоре бизнес пришлось делить на дочерние компании. Так возник Steepler Graphic Center, специализирующийся на компьютерной графике (они существуют до сих пор и один раз продали Corel свою версию электронных таблиц а-ля Excel под названием Spider), Steepler Trading, занимавшийся поставками оргтехники, и даже обучающий центр Steepler, готовивший программистов и системных администраторов.

1993.
Драконы на лошадях

В 1993-м предпринимателям пришла в голову идея создать собственный журнал-каталог, чтобы повысить узнаваемость бренда Dendy у населения и сформировать свой собственный фан-клуб. Примерно так же, как Nintendo это удалось сделать с журналом Nintendo Power.
На заре 90-х было не так уж много издательств, умеющих выпускать журнал с нуля, — у «Стиплера» не было ни редакторов, ни журналистов. Но у издательского дома «Видео-Асс» такие ресурсы были. С 1990-го они выпускали журнал «Видео-Асс» и его спутники — журналы «Премьер», «Фаворит» и другие) — издание, рассказывающее о кино и киноиндустрии.
У владельца издательского дома, Владимира Борева, существовали контакты во Франции, в издательстве Ашетт Филипаки-Пресс lHachette Filipacchi Pressel. У Ашетт существовали два похожих журнала — Joypad и Joystick, и материалы первое время можно было брать оттуда — благо переводчиков с французского в издательском доме хватало.
Другое дело — откуда было брать иллюстрации? И кто будет заниматься общим направлением и редакционной политикой журнала? На эти вопросы не было ответов. В первых номерах пришлось выкручиваться самому владельцу: скриншоты игр делались кустарным способом — фотографировался телевизор, а отпечаток с фотографии вставлялся в журнал. Затем стало полегче — появились переведенные французские тексты и описания игр, а журналом полностью занялся заместитель главного редактора и большой фанат видеоигр Валерий Поляков (несмотря на то что на последней странице главным редактором значился Борев, фактически журналом занимался исключительно Поляков).
Журнал «Видео-Асе: Dendy- в нашей стране зародил культуру игровой журналистики. Сейчас текст этого журнала читать практически невозможно — вопиющий непрофессионализм авторов и повальная графомания слишком сильно бросается в глаза, но в 90-х было совсем другое дело. Журнал занимался тем, что продвигал в массы даже не новые продукты Steepler и не любовь к развлечениям перед телевизором, скорее это был новый концепт для русского человека и уже в самую последнюю очередь — сама игра.
Именно поэтому журнал был культовым — детское сознание воспринимало игры как некую чудесную «магию», волшебство технологий, сказку. Журнал покупали даже те, кто не имел приставки вовсе, лишь бы хоть краем глаза взглянуть на этот волшебный мир. Скриншоты какой-нибудь «Сеги» рассматривались детьми чуть ли не под микроскопом, а графика живо обсуждалась.
Поляков понятия не имел, как писать об играх (первые выпуски журнала больше напоминали каталог), но сделал ставку на создание контента самими детьми — так появились фанатские рубрики, страница «Забор» выдержки из писем без комментариев), «прохождения» игр, свои внутренние, условные какие-то шутки, стихи, рисунки и комиксы на тему и даже обсуждения последних просмотренных мультфильмов. Был даже свой собственный маскот — Великий Дракон (под этим псевдонимом скрывался двадцатипятилетний студен! Вадим Захарьин).
Неудивительно, что большинство детей, пишущих более или менее адекватно, брали в штат журнала авторами. Многие журналисты игровых изданий (например, главный редактор «Страны Игр» Константин Говорун или главный редактор «АнимеГида» Валерий Корнеев) начинали именно в «Видео-Асе: Dendy».
В 1995-м, после того как «Стиплер» урезал финансирование, журнал разделился. «Стиплеровский» проект переродился в журнал «Dendy: Новая реальность» и просуществовал всего пять номеров (его качество сильно «оставляло желать»). «Видео-Асс: Dendy», практически полностью сохранивший авторов, набор рубрик и самое главное — фанатов, вылился в отдельный проект — журнал «Великий дракон» и из «Видео-Асс» переехал в издательство

Как продавали Слона

ВЛАДИСЛАВ УЛЕНДЕЕВ гендиректор «Стиплера» и «Лампорта». Возглавлял холдинг
eHouse (rambler, damochka, ozon.rul, работал в Х5 Retail Group (Bolero, 003.py, «Пятерочка», «Карусель», «Перекресток»).

Как продавали Слона

ИВАН МАКСИМОВ аниматор, режиссер, преподаватель во ВГИКе. Нарисовал того самого слоненка и логотип Dendy.

Как продавали Слона

РУСТЕМ АДАГАМОВ блогер, журналист, фотограф. Шефредактор службы медиаблогов компании «СУП» (владельцы ЖЖ). Известнейший фотоблогер (drugoi) — рисовал для Dendy дизайн коробки.

Как продавали Слона

АСКАР ТУГАНБАЕВ интернет-продюсер, директор в СТС-Медиа, бывший ведущий программы «Времечко» на НТВ. Переводил инструкции на русский язык.

Как продавали Слона

ВИКТОР САВЮК гендиректор интернет-холдинга «Акадо». Отвечал за внедрение проекта Dendy в России.

Как продавали Слона

МАКСИМ КОНОНЕНКО радиоведущий станции «Маяк», создатель сайта «Владимир Владимирович» Работал в «Стиплере» программистом.

Как продавали Слона

АНТОН ЗАЙЦЕВ сценарист, телеведущий, актер. Вместе Борисом Репетуром вел программу про компьютерные игры «От винта!», спонсируемую «Стиплером».

Как продавали Слона

БОРИС РЕПЕТУР актер, телеведущий, актер озвучивания, «закадровый голос» российского ТВ. Золотой голос России, озвучивал столько роликов, фильмов и видеоигр, что и не перечесть. Вел программу «От винта!» с Зайцевым.

Как продавали Слона

АНДРЕЙ ЧЕГЛАКОВ один из учредителей «Стиплера», создатель благотворительных фондов, меценат. Работал в «Гознаке» директором по науке и развитию, внедрял вместе с Николаем Фоменко проект MaRussia — супердорогих концепт-каров.


«АСТ» ВД просуществовал еще долгое время после «стиплеровской» эпохи и закрылся лишь в 2003-м, навсегда оставив о себе память как о первом удачном игровом журнале в России.

1994.
Завод

На волне массовой истерии по Dendy в 1994 году «Стиплер» понимает, что возросший спрос на приставки и картриджи удовлетворять не в силах. Вдобавок основную прибыль компании приносили все же не приставки, этот самый «ИТ-консалтинг и решения». «Стиплер» крепко подсаживается на нефтегазовые компании — услуги автоматизации и бизнес-решений на базе компьютеров и начинающегося зарождаться в России интернета востребованы, как никогда, и деньги там крутятся колоссальные.
Попутно руководство компании понимает, что в «таскание коробок» туда-сюда они уже наигрались. Надо строить серьезные бизнесы, продажи товара (пусть и приносящего деньги) — это детский лепет по сравнению с продажей решений. Фирма раздает всем встречным поперечным права франчайзиатов. Любой может продавать продукцию «Стиплера», если обещает сохранить фирменное название и стилистику Dendy и не продавать конкурирующей продукции — то есть клонов той же Famicom от китайцев.
В январе 94-го «Стиплер» делится на несколько сколько мелких компании, разбившись по профилю деятельности. «Стиплер Трейд» становится компанией «Lamport» и получает под свое крыло все продажи и розничные магазины. Графический центр уходит под знамя Steepler Graphics Group. Вдобавок «Стиплер» организовывает свое собственное производственное направление и ищет решение, как выпускать приставки и картриджи в России, не заказывая их с Тайваня. Таким решением становится подмосковный (находится в городе Дубна) завод «Тензор».
Завод переживает не лучшие времена. Ему нечем платить аренду, и на организованном Госкомимуществом России конкурсе он уходит с молотка. Естественно, что покупает его «Стиплер». На пост председателя совета директоров назначают Андрея Андреева. В течение года «Стиплер» строит производственную линию. Но тут начинаются проблемы с правами. На российский рынок наконец обращает внимание Nintendo.

Как продавали Слона
Первый выпуск журнала: Dendy, больше напоминающий каталог игр, чем журнал.


1994-1995
Японские разборки

Авторские права ее волнуют в самой малой степени — во-первых, восьмибитки уже морально устарели и битва идет за 16-битные приставки, во-вторых, в среде растущей конкуренции с «Сегой» Nintendo спит и видит, как уничтожить конкурента хотя бы в отдельно взятой стране.
Разборки между Sega и Nintendo напоминают третью мировую войну — в ход идет все, чтобы уничтожить конкурента. У «Сеги» на руках игровая консоль Sega Mega Drive (выпущенная на рынок Америки под маркой Genesis из-за юридических проблем с лицензированием названия), с приличным по тем временам процессором (7,7 МГц), но несколько устаревшая по всем остальным параметрам.
У Nintendo более совершенная по технологии (большее разрешение, специальный режим Mode 7 для обработки векторной графики, встраиваемый в некоторые картриджи процессор трехмерных эффектов SuperFX и SuperFX2), но с более слабым процессором (3,6 МГц) консоль Super Nintendo.
Маркетологи Sega цепляются за цифры мегагерц в рекламном ролике на американском и японском телевидении и утверждают, что их консоль «делает то, что Нинтендо не может» (Genesis does what Nmtendo'nt — игра слов), а потом заявляют о наличии в Sega Mega Drive метода «взрывной обработки» (Blast Processing), поэтому игры якобы быстрее, лучше и вообще наше все.
Разумеется, это полная ерунда, но народ верит. Nintendo в срочном порядке пытается завоевать другие рынки сбыта, на которые пока еще не пришла Sega, поэтому ищет поставщика, способного продавать Super Nintendo в России.
И тут «Стиплер», который торгует фактически контрафактом, но зато может обеспечить логистику и продажи.
Испугавшись судебных исков от Nintendo, которые вполне могли бы возникнуть, руководители «Стиплера» поручают Lamport'y (заметим, что это уже не дочерняя фирма, руководят ей другие люди, но договоренности между ними никто не отменял) начать выпускать свой собственный клон Famicom — приставку Kenga. Делают ее там же, в Дубне, но при этом зачем-то врут, что закупают за границей.
Сам же «Стиплер» в срочном порядке организовывает совместное с Инкомбанком предприятие под названием просто Dendy и передает ему все права на продажу приставок. Приставки теперь делаются на заводе в Дубне, но доказать причастность «Стиплера» к заводу довольно проблематично — несмотря на то что люди одни и те же, компании на бумаге—разные.
Таким образом, у «Стиплера» на руках не оказывается ни одного бизнеса, связанного с консолями. Кенгу продает Lamport. Dendy продает «Денди». Конкуренты — R-style продает свои Bitman'ы (Bit game. Bit system), а нелегально завезенные китайские клоны Ula. LM-888, Lmko. Subor также присутствуют на рынке, но «Стиплер» к ним никакого отношения уже не имеет. Бизнес обелен, и можно начать работать с Nintendo, впрочем, рынок просто переполнен восьмибитками.
Японцы, мягко говоря, сильно удивлены происходящим в России, поэтому действуют осторожно. Sega заключает контракт на поставку в Россию консолей с японской же фирмой Nisho Iwai, опасаясь проблем со странными русскими партнерами, а уже та, в свою очередь, выбирает себе партнера на российском рынке — им становится компания «Форрус». «Стиплеру» с ними договориться не удается, поэтому им приходится продавать дорогой вариант консоли, закупая их у партнеров из Сингапура.
Практически закрыв глаза на вопиющее нарушение ее авторских прав, Nintendo идет на сделку со «Стиплером». По их соглашению, «Стиплер» обязуется полностью отказаться от продаж продукции Sega, а взамен получает эксклюзивные права на продажу новой консоли от японцев — Super Nintendo.

Как продавали Слона
Основной конкурент SNES - приставка Sega MegaDrive II.


1994-1996.
Телепередача

Необходимо как-то рекламировать новую (и весьма дорогую по российским меркам! приставку. «Стиплер» решает создать свою собственную телепередачу. Так появляется культовая в России программа «Денди — Новая реальность» (позднее просто «Новая реальность»), которую обожают дети. Рейтинги передачи бьют все возможные рекорды, без преувеличения можно сказать, что с 1994 по 1996 год ее смотрел почти каждый подросток на территории бывшего СССР.
Продюсером, режиссером, сценаристом и ведущим программы был Сергей Супонев, по-своему легендарная личность на отечественном ТВ, — вся передача держалась только за счет харизмы этого человека.
И хотя сейчас она воспринимается как очень наивная, нужно понимать, что Супонев был первым, кто умел разговаривать на одном языке с детьми. Да, передача содержала в себе ляпы и ошибки, каждые три минуты рекламировался «Стиплер» (особенно доставала навязчивая реклама Super Nintendo), но за неимением лучшего это было просто феерично.
Поначалу программа шла на канале 2x2 (не путать с тем 2x2, который существует сейчас), а после того, как Супоневу предложили занять место директора детских программ на ОРТ, переехала на первую кнопку.
25 минут, отвлекаясь на рекламу и конкурсы, а также обязательные походы в магазины «Денди», Супонев простым языком рассказывал, про что та или иная игра, и показывал короткое видео, содержавшее геймплей. Иногда эти рассказы прерывались сообщениями на тему — показывали кадры из одноименных фильмов и мультфильмов, брались интервью у подростков и людей — кто что думает о продукции «Стиплера».
Увы, программа просуществовала недолго — «Стиплеру» так и не удалось договориться с ОРТ о более вменяемом таймслоте — программа выходила в 15:45 по пятницам, считалось, что это время неудачное, так как не все дети в это время дома или смотрят телевизор. А затем «Стиплер» урезал финансирование, и программа закрылась, как нерентабельная для канала.
Но идея собственной программы не угасла — «стиплероецы» договорились с каналом МТК и на нем начали показывать программу «Мир Dendy» вечером по субботам. Супонев отказался в очередной раз менять канал, поэтому пришлось придумать двух новых ведущих — ими стали актер кино Семен Фурман и подросток Андрей Гвоздев.
Программа получилась неудачной. Фурман отчаянно переигрывал, Гвоздев смешно смотрелся в кадре, а игры показывали те же самые, что Супонев на ОРТ, и рейтинги стали ползти вниз. В итоге «Стиплер» закрыл передачу совсем.

Как продавали Слона
Китайские реплики картриджей, в отличии от фирменных, чаще всего несли в себе сразу несколько игр.


1996.
Падение гиганта

В своем интервью журналу «Навигатор игрового мира» от 2002 года Антон Зайцев обмолвится:
Вопрос: Из-за чего в 97 году ваша программа перешла со второго канала на НТВ?
Антон Зайцев: Из-за того, что наши спонсоры скрылись на горных вершинах. Спонсором у нас была фирма «Стиплер», в какой-то момент ее начальники пропали вместе с деньгами. Соответственно они перестали нам платить и сейчас где-то живут, богатые и счастливые. А программа на РТР закрылась.
Долгое время не было понятно, почему же такая успешная фирма так внезапно разорилась и пошла ко дну, — говорили о судебных процессах и даже о том, что консоли были «неудачно спроектированы», поэтому «Стиплер» замучался оформлять возвраты и ремонты.
Но наиболее вероятная версия была озвучена лишь в 2004 году в статье журнала Forbes «Кто подставил слоника Dendy» — бывший учредитель «Стиплера» Максим Селиванов рассказывал в ней о том, что «Стиплер» выиграл тендер на автоматизацию Государственной Думы (контракт почти на 30 миллионов долларов), однако на его пути встало могущественное ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации — позже его расформируют и передадут в ведомство ФСБ).
В неофициальной беседе «Стиплеру» было предложено «дуть отсюда», а несколько ключевых сотрудников компании попали в больницу с травмами (а одного переехала машина), вдобавок компания начала лишаться государственных контрактов по всей стране —«сверху» был спущен приказ никаких дел со «Стиплером» не иметь. На дружественного «Стиплеру» депутата было совершено покушение, и тогда учредители поняли, что из России надо временно уехать, — спокойно жить им не дадут.
В любом случае, история Dendy в России на этом практически закончилась — да, были продажи и после «Стиплера», а завод «Тензор», по-моему, до сих пор выпускает аппаратные клоны Famicom, но эпоха восьмибиток как массового увлечения ушла вместе со «Стиплером».
Народ довольно быстро перешел на дешевую китайскую Sega Megadrive II (SNES из-за своей дороговизны особенного распространения у нас не получила — второй массовой приставкой стала именно «Сега»).

1993-1996.
Супер-ёжик

Несмотря на очевидные аппаратные недостатки, по сравнению с конкурентом Super Nintendo, приставка Sega Mega Drive 2 (улучшенная, маленькая версия огромного Mega Drive) получила в России второе дыхание. В основном это заслуга не официального партнера «Сеги» в России — компании «Форрус», а скорее китайских производителей. Официальная цена на «Сегу» была 330-350 тысяч рублей (цена 1995 года), в то время как китайский клон стоил 120 тысяч.
В отличие от аппаратных клонов Famicom/ NES, подделывать «Сегу» выходило для китайцев дороже, за счет сложной архитектуры и нестандартных процессоров фирмы Motorola. Никаких эмуляторов и систем-на-чипе не было и в помине, поэтому все тупо копировалось — сюда вот этот процессор, сюда вот эту плату. В Мегадрайве не было никакой аппаратной защиты, а единственный модуль проверки просто проверял наличие строчки «Sega» в определенном месте памяти — если строчки не было, игра не запускалась. Подделать такое было элементарно.
Рынок наводнился «Сегами», и приставка от конкурента — Super Nintendo у нас так и не прижилась. Слишком уж дорогая она была, а к тому времени начали появляться «первые консоли с трехмерной графикой.
Однако основной успех «Сеги» крылся в библиотеке игр. Лицензионные картридже чипами сохранения игры и наворотами вроде мульти игр до нас доходили редко, зато все остальные не вызывали никаких проблем при пиратском тиражировании. В России была надставлена чуть ли не вся библиотека игр Мегадрайва, в отличие от Super Nintendo, которая распространялась только лицензионным способом. На старте продаж к SNES предлагалось около двадцати разных игр, а пиратская библиотека «Сеги» насчитывала сотни.
Символом-талисманом (маскотом) «Сеги» был мультипликационный персонаж еж Соник — и он запомнится не только тем, что с ним был ряд шикарных игр, но и телепередачей «Соник Супер-Ежик», которую компания «Микродин» спонсировала на канале «РТР» (ныне «Россия»).
Передача, словно в отместку созданная как «ответ Стиплеру», была вовсе даже не про игры, а скорее про семейные ценности — две семьи, обязательно с детьми, играли в студии в Sonic 2 или Shinobi. Кто быстрее пройдет уровень — тот и выиграл. Главным призом была, конечно, консоль Sega Mega Drive II, которыми «Микродин» торговал. Передача просуществовала полгода и, когда «Микродин» обанкротились, просто перестала выходить. Впрочем, распространению «Сеги» это вовсе не помешало.

1992 И ТАК ДАЛЕЕ.
Трехмерщина

Ну а что было дальше? Конечно, приставки, умеющие обрабатывать трехмерную графику. Первой такой консолью, появившейся на российском рынке, была приставка R.E.A.L. (модель FZ-1I от Panasonic, выпущенная по спецификациям 3DO. Такую приставку делали сразу несколько компаний — это и сама Panasonic, и ее конкуренты Sanyo и Goldstar (ныне LG). Приставки отличались внешним видом и даже местами начинкой, но игры между ними были совместимы. Дальше была Sony с ее PlayStation и противостояние с Nintendo 64 (где Sony безоговорочно победила), провал Sega Saturn и прочее. Но это, как говорится, совсем другая история.

Как продавали Слона
Начинка китайской реплики консоли Famicom с переходником на PAL/SECAM.


НАЧИНЕННАЯ ДОБРОМ

В американской версии NES был встроен чип для защиты от пиратства 10NES, который не позволял запускать картриджи, не подписанные у Nintendo. В японской версии консоли Famicom такого чипа предусмотрено не было. Именно эту версию и взяли китайцы, подвергли реверсивной инженерии и придумали систему NES-ON-CHIP — в итоге у них фактически получился железный эмулятор Famicom.
Эмулятор позволял очень сильно удешевить производство — вместо кучи процессоров и распайки на плате присутствовал один чип. Но у железа Famicom была особенность, которая сильно усложняла пиратам жизнь, — I/О-порт для связи с контроллерами чипов памяти на картридже Multi-Memory Controllers (ММС, маперы). Он позволял разрабатывать игры без ограничений аппаратной части приставки — это был задел на будущее, когда консоль устареет.
Для связи с портом производители игр делали собственные микросхемы и контроллеры памяти, расположенные внутри картриджа с игрой. В игру можно было добавить новых звуков или графики, которую нельзя было поместить в память приставки изначально. На консоли было всего 2 Кб памяти, на картридже же могло быть и 16, а то и 32 Кб. Информацию из мапера можно было подгружать в ОЗУ приставки на лету.
Для китайцев же такая система означала одно — помимо самих приставок, надо было штамповать и чипы в картриджах. А это удорожание производства. Поэтому пиратили главным образом самые простые игры, которые железный эмулятор точно переваривал, а копии картриджей с дополнительными чипами выпускали редко.
Некоторые игры на NES-ON-CHIP все же не шли или работали с глюками — менялась палитра, цвета, звук или игра подтормаживала, но это было меньшее зло. Именно такую приставку «Стиплер» заказывает в Тайване. Дизайн как у оригинальной Famicom, единственное отличие — отсоединяемые джойстики и встроенный модуль для PAL/SECAM (для работы на отечественных телевизорах).
С точки зрения «Стиплера» бизнес полностью легален —они сами не производят ничего, лишь поставляя готовый товар от китайцев. В фирменном магазине Dendy консоль продавалась за 39 тысяч рублей (94 доллара на конец 92-го).



Вернуться
  • Комментарий: 0
  • Просмотров: 6103

Комментарии:

Оставить комментарий